Игровой элемент в разных сферах деятельности

Проявление Игры в войне.

Оба понятия "схватка " и "Игра" часто соединяются. Всякая схватка, если она ограничивается определенными правилами имеет - уже в силу этого ограничения - формальный признак игры, особо напряженной, решительной, но в тоже время и чрезвычайной приятной. Схватка как одна из функций культуры всегда подразумевает наличие ограничительных правил, просит, до известной степени Игровой элемент в разных сферах деятельности, признания за собой неких свойств игры. В архаической, настолько романтичной - варварской сфере взглядов, кровавая битва, торжественное воинское состязание и пышноватый турнир, будучи связанный определенными правилами, все совместно воспринимается в рамках первичного представления об игре. О войне же можно гласить как о функции культуры в той степени, в какой она Игровой элемент в разных сферах деятельности ведется в границах некоего круга, члены которого признают равенство либо равноправие друг дружку. На таких ограничениях до нового времени покоилось международное право, в каком выразилось рвение включить войну в сферу культуры (над замешанными сторонами высилась мысль общности, признававшая собственных членов "населением земли", с надлежащими правилами и Игровой элемент в разных сферах деятельности притязаниями на воззвание с каждым из их как с "человеком"). И только теория "полной войны" на сто процентов отрешается от остатков культуры, и тем игровой функции войны.

Итак, Й. Хейзинга, сначала связь игры и культуры лицезреет в агональном нраве войны: состязательный момент вступает в действие с той минутки, когда Игровой элемент в разных сферах деятельности воюющие стороны начинают созидать в друг друге противника, сражающее за то, на что он имеет право.

Одной из форм состязания в архаический период культуры является поединок (группа воинов кидает вызов равному числу неприятельских воинов), где личное единоборство может служить оракулом, предвещающим финал грядущего схватки;

Более броский пример такового поединка - эра, получившая современное Игровой элемент в разных сферах деятельности заглавие "ранешнего нового времени", когда дуэль воспринимает очень кровавые формы.

Дуэль в собственной сути - это ритуальная игровая форма, это регламентация в один момент свершающегося убийства, вызванного безудержанным гневом. Место схватки - игровое место, равное орудие должно быть кропотливо сверено, подается символ к началу и прекращению дуэли, предписывается Игровой элемент в разных сферах деятельности число выстрелов. Возникновение крови уже само по себе довольно для выполнения требования, чтоб поруганная честь была отмечена кровью.

Анализ Й. Хейзингом агонального элемента в современной войне сводится к последующему: понятие войны появляется тогда, когда особенное приподнятое настроение обхватывающей всех враждебности делается хорошим от распри меж отдельными людьми, а до некой Игровой элемент в разных сферах деятельности степени и родовой ненависти. Такое различие помещает войну не только лишь в сакральную, да и в агональную сферу. Война высится до святого дела, где все совместно могут померятся силами, испытывая собственный жребий. Война рассматривается в свете священного долга и чести и разыгрывается в присущих им формах.

Обычай, проистекающий Игровой элемент в разных сферах деятельности из дела к войне как к великодушной и добросовестной игре и временами появляющийся даже в критериях сегодняшнего времени - это обмен любезностями с врагами. Договоренность о месте и времени битвы сформировывает кардинальную черту дела к войне как к добросовестному состязанию.

Музыка и танец.

Наружным признаком глубоко психической связи игры и искусства Игровой элемент в разных сферах деятельности будет то, что в почти всех языках выполнение на музыкальных инструментах зовется игрою [10].

Игра лежит вне благоразумия практической жизни, вне сферы необходимости либо полезности, то же относится к музыкальным формам и музыкальному выражению. Игра стоится по законам, которые не определяются нормами разума, долга и правды. То же справедливо и Игровой элемент в разных сферах деятельности для музыки. Действенность её форм и её функции определяется нормами, которые никак не соприкасаются ни с логическими понятиями, ни со зрительными либо ощутимыми видами. Только собственные специальные имена могли бы подойти этим нормам, имена, идиентично характерными музыке и игре, каковы ритм и гармония.

Если со всем тем, что относится к музыке Игровой элемент в разных сферах деятельности, мы постоянно остаемся в рамках игры, то еще в основном это относится к искусству танца. “О Танце... можно сказать, что это сама Игра в полном смысле слова...” [11]. Й. Хейзинга отмечает, что связь танца и игры так явна, что даже не просит кропотливого рассмотрения.

Тоже относится к другим Игровой элемент в разных сферах деятельности видам искусства. Мудрость, философия, наука также имели игровые формы. Даже боевые столкновения содержали игровые элементы. Отсюда вывод: "Культура в ее древних фазах "Играет". Она не происходит из игры, как живой плод, который отделяется от материнского тела; она развивается в игре и как Игра". Но если это утверждение справедливо для старых эпох Игровой элемент в разных сферах деятельности, то типично ли оно для более позднего исторического периода?

Й. Хейзинга отмечает тенденцию постепенного, но неуклонного уменьшения игрового элемента в культуре следующих веков. Колизей, амфитеатры, ипподромы в Римской империи, турниры и церемониальные шествия в Средневековье, торжественные карнавалы и маскарады Ренессанса, парады престижного костюмчика и париков - вот те Игровой элемент в разных сферах деятельности немногие новые формы, которые вошли в европейскую культуру в прошлые века.

Спорт как Игра.

В XX веке на 1-ое место в Игре выдвинулся спорт. Состязания в силе, ловкости, выносливости, искусности становятся массовыми, сопровождаются театрализованными зрелищами.

Но в спорт больше просачивается коммерция, он приобретает черты профессионализма, когда дух Игры исчезает. Везде процветает Игровой элемент в разных сферах деятельности рвение к рекордам. Дух состязательности обхватывает экономическую жизнь, просачивается в сферу искусства, научную полемику. Игровой элемент приобретает качество "пуэрилизма" - наивности и ребячества.

«Но ребяческая наивность и Игра - это не одно и то же. К проявлениям пуэрилизма Хейзинга относит потребность в очевидных утехах, жажду грубых сенсаций, тягу к массовым зрелищам Игровой элемент в разных сферах деятельности, сопровождаемым салютами, приветствиями, девизами, наружной символикой и маршами. К этому можно добавить недочет чувства юмора, подозрительность и нетерпимость, безмерное преувеличение похвалы, подверженность иллюзиям. Может быть, многие из этих черт поведения встречались до этого, но в их не было той массовости и беспощадности, которые им характерны сегодня Игровой элемент в разных сферах деятельности.

Й. Хейзинга разъясняет это девальвацией моральных ценностей и очень большой "проводимостью", которую техника и организация дали обществу. Злые страсти подогреваются социальной и политической борьбой, заносят фальшь в хоть какое состязание. «Во всех этих явлениях духа, добровольно жертвующего собственной зрелостью, - заключает Й. Хейзинга, - мы в состоянии созидать только приметы угрожающего Игровой элемент в разных сферах деятельности разложения. Для того чтоб возвратить для себя освященность, достоинство и стиль, культура должна идти другими путями». Фундамент культуры закладывается в Игре, она не должна терять свое игровое содержание, ибо культура подразумевает известное самоограничение и самообладание, способность не созидать в собственных собственных устремлениях нечто предельное и высшее, а рассматривать себя снутри Игровой элемент в разных сферах деятельности определенных, добровольно принятых границ. Подлинная культура просит добросовестной Игры, порядочности, следования правилам. Нарушитель правил Игры разрушает саму культуру. "Для того чтоб игровое содержание культуры могло быть созидающим (…) культуру, оно должно быть незапятнанным. Оно не должно состоять в ослеплении либо отступничестве от норм, предписанных разумом, человечностью либо верой". Ведь Игровой элемент в разных сферах деятельности конкретно нравственная совесть определяет ценность людского поведения во всех видах жизнедеятельности, в том числе и в Игре.

В заключительной XII главе "Игровой элемент современной культуры" создатель обращается к западной культуре XX в., исследуя спортивные игры и коммерцию, игровое содержание искусства и науки, игровые обычаи парламента, политических партий, интернациональной политики Игровой элемент в разных сферах деятельности. Но в современной культуре он обнаруживает приметы угрожающего разложения и утраты игровых форм, распространение фальши и обмана, нарушения этических правил.

Человечий мир существенно наращивает функции Игры, расширяет спектр проявлений Игра как разрядка актуальной энергии; как вид отдыха; как тренировка перед суровым делом; как упражнение в принятии решений; как реализация стремлений к Игровой элемент в разных сферах деятельности состязанию и соперничеству и поддержания инициативы - таковы только некие нюансы разъяснения необходимости Игры в жизнедеятельности человека.

Заключение
Подлинная культура не может существовать без определенного игрового содержания, ибо культура подразумевает известное самоограничение и самообладание, известную способность не созидать в собственных собственных устремлениях нечто предельное и высшее, но рассматривать себя снутри определенных Игровой элемент в разных сферах деятельности, добровольно принятых границ . Культура все еще желает в известном смысле играть – по взаимному соглашению относительно определенных правил. Подлинная культура просит всегда и в любом нюансе, а добросовестная игра есть не что другое, как выраженный в определениях игры эквивалент порядочности. Нарушитель правил игры разрушает и культуру. Для того чтоб игровое содержание Игровой элемент в разных сферах деятельности культуры могло быть созидающим либо подвигающим культуру, оно должно быть незапятнанным. Оно не должно состоять в ослепление либо отступничестве от норм, предписанных разумом, человечностью либо верой.
Оно не должно быть сиянием, которым маскируется намерение выполнить определенные цели при помощи специально взращенных игровых форм. Подлинная игра исключает Игровой элемент в разных сферах деятельности всякую пропаганду . Она содержит свою цель в самой для себя . Ее дух и ее атмосфера – удовлетворенное одушевление, а не истерическая взвинченность. Сейчас пропаганда, которая желает овладеть каждым участником жизни, действует средствами, ведущими к истеричным реакциям масс, и потому, даже когда она воспринимает игровые формы, не может рассматриваться как современное выражение духа Игровой элемент в разных сферах деятельности игры, но только как его фальсификация.

Перечень литературы:

1.Андреев А.Н. Культурология. Личность и культура. Минск, 1998.

2. Аникеева Н.П., "Педагогика и психология игры". М.,1986

3. Берлянд И.Е. Игра как парадокс сознания. Кемерово, 1992.

4. Гуревич П.С. Игра / Культурология. XX век. Словарь. - СПб., 1997.

5.История и культурология. М., 1999.

6.Культурология. XX Игровой элемент в разных сферах деятельности век. Антология. - М., 1995.

7. Культурология. XX век. Словарь. - СПб., 1997.

8.Лагунова В.Н. Игры преследования и введение в теорию игр. Тверь, 1993.

будущего дня", Homo Iudens. М.,1992

9.Столович Л.Н., Искусство и Игра / Эстетика. М., 1987.

10.Терский В.Н., Игра. Творчество. Жизнь. М., 1966


ih-k-rashodam-tekushego-perioda.html
ih-luchi-i-stadii-evolyucii.html
ih-nuzhno-dobivat-bolee-chem-zoloto-i-neft.html